Author Archives: MARI

Амалия АКОПОВА: «Этот пессимистический образ Армении мне надоел…»

Амалия АКОПОВА- человек е Ереване известный и вообще уникальная личность: за сравнительно небольшой промежуток времени у нее получилось не просто перебраться из Москвы на историческую родину, но и основать здесь успешный бизнес, развивать его. Амалия- владелец компании «Бабушка Вартануш»-первого туроператора по аутентичной Армении, известного ереванцам своими неординарными проектами. Один из них- «Back to Armenia», направленный на поддержку репатриантов, вернувшихся в Армению из разных стран мира и начавших здесь свой гастрономический бизнес. «Бабушка» каждый месяц собирает своих «внучат» в разных ресторанах, принадлежащих репатриантам, знакомит ереванцев с историями их успеха устраивает там дегустацию трех коронных блюд..
«Когда я думала над тем, чтобы запустить в Ереване проекты ”Back to Armenia” и “IQ-Branch” я точно знала, что сразу этот город меня не примет,- сказала Амалия в беседе с “НВ”.- Я родилась в Баку. Остаться здесь у нас не получилось – отец у меня нефтяник, потому работу ему тут найти было невозможно, а мама пианистка – ей тогда ясно дали понять, мол, не очень-то тут и рады людям с консерваторским образованием, полученным не в самой для Армении дружественной стране. Воспоминания разные… Ереван – это такой особенный город, который не сразу принимает, который никогда ничего никому не прощает. И здесь, в отличие от Москвы, нельзя ошибаться»15087044_10154629603777456_1529522834_n
— Откуда такое название — «Бабушка» Вартунуш», которая,причем, уже считается самой мифической бабушкой страны?
— Начну с того, что это реальная бабушка. Я точно знала, что я хочу создать такой бренд, который будет работать не только для гостей из России, но и из Европы, Азии и всего мира. Потому, нужно было нечто — с одной стороны чисто-армянское название, с другой стороны звучное и немного колоритное. Понятно, что после Михаила Галустяна на имени Сирануш можно ставить крест – все мы помним образ сочинской бабушки в несуразном халате, с непонятным акцентом, сдающей приезжим жилье за «2000$ и эти харомИ ваЩи». Вот это именно та Армения, которая мне не очень нравится. Знаете, когда мы с моей подругой как-то прилетели в Сочи, мне было ужасно стыдно за соотечественников, которых я там встречала – такого похабного представления о нашей стране сложно было вообразить. Для меня абсолютно неприемлем такой имидж армян – например, когда выходишь из терминала аэропорта, а там стоят наши ребята-таксисты и щелкают семечки, выплевывая все себе под ноги, ну что это за свинство? Или же когда ты еще толком не успела выйти, а тебя уже дергают за руки, предлагая такси. Ну, в общем, Сирануш отпала по этим причинам и, собственно, решили, что будет Вартануш. И да, наша бабушка действительно мифическая – о ней все говорят, но никто ее не видел.
— Во время запуска мероприятия «Back to Armenia», вы упомянули, что собираетесь переехать жить в Армению. Обычно, здесь когда слышат о таком решении, всячески пытаются отговорить потенциального репатрианта. Признайтесь, сталкивались с таким?
— Да, переехать я действительно собираюсь. И да, отговаривают, есть такое. Мои родственники поначалу вообще не понимали, что движет человеком, у которого, в принципе, все довольно-таки неплохо складывается в Москве и зачем мне вообще сдался этот переезд. Среди моего окружения есть люди, которые не то чтобы отговаривают, но не очень-то верят во все мои идеи о переезде и о «Бабушке». Это, как правило, местные армяне, которые, к сожалению, живут в каком-то маленьком своем мирке, об Армении, в общем-то, мало что знают и относятся ко всему довольно пессимистично. Вы знаете, я скажу о себе, например, до посещения фабрики «Мегерян карпет» я считала, что если убрать коньячный бренд «Арарат», который, по сути, является нашей визитной карточкой, то Армении, как производителю, похвастаться больше и нечем. Но, посетив «Мегерян» я поняла, как сильно ошибалась. Это действительно очень красиво и интересно. Это я говорю как человек, который никогда особой любви к коврам не испытывал. Даже когда я впервые приехала в Армению в 2012 году – просто покататься на лыжах в Цахкадзоре, меня даже тогда отговаривали, объясняя это тем, что выбор у меня не самый лучший и Цахкадзор можно запросто заменить на горнолыжные курорты других стран. Приехав туда я обнаружила там молодых ребят, которые работают в сфере туризма, они реально были заточены на результат. Уже не говоря о канатной дороге, уровень которой не уступал аналогам в других странах. Очень приятно было отметить, что в Цахкадзоре, в большинстве своем, отдыхали туристы из зарубежных стран: Россия, Канада, Франция и многие другие. Причем это не были армяне…15065109_10154629603782456_1507267187_o
— Раз уж разговор плавно перешел в сферу туризма, интересно, каковы основные упущения, мешающие созданию достойного и привлекательного образа нашей страны для иностранных туристов?
— Так вот именно, что в этом и состоит наша самая большая проблема: у нас напрочь отсутствует тот самый правильный и нужный туристический образ Армении именно для людей здесь не живущих и никогда не слышавших о нашей стране. Возьмем пример российского рынка: каждый третьй россиянин точно будет убеждать тебя, что Армения – это мусульманская страна. Местные мои коллеги твердо убеждены, что вся проблема в уровне образованности человека, который сюда приезжает. А я считаю, что это наша общая проблема: причем, как тех армян, которые живут в здесь, так и тех, которые в Диаспоре. После распада СССР мы так и не смогли справиться с двумя задачами: первое – создать тот образ своей страны, который по-настоящему соответствует действительности и отображает именно то, чем и кем мы являемся, и второе – мы абсолютно не способны транслировать свою культуру в массы и делать ее более привлекательной. Зато мы хорошо отпугиваем людей тем, что везде кричим о том, что мы самые-самые в той или иной сфере. А все почему? Потому что мы подать себя правильно не можем. Я очень люблю «Камеди Клаб», Мишу Галустяна и других наших ребят, но если мы докатились до того, что Армения стала восприниматься как плохая пародия на Северный Кавказ, то с этим пора уже что-то делать и как-то бороться. Поэтому, когда я открывала «Бабушку», я точно решила, что в приоритете у меня будет правильная «подача» нашей страны – умение показать нашу этническую составляющую и национальную историю, будь то еда, мода, те же ковры и другое. И для меня важно, чтобы туристы, приезжающие в Армению, встречали здесь реализованных состоявшихся и успешных людей, потому что этот пессимистический образ страны мне надоел. Вот когда мы хотя бы научимся не поливать свое государство грязью в интернете и не жаловаться на тех или иных чиновников у себя на «стенке», собирая бешенное количество лайков и «шейров», вот тогда мы сможем что-то изменить, а пока нам есть куда расти и над чем работать.
— Вы пытаетесь популяризировать непривычный для здешних турфирм вид отдыха – деревенский. Пользуется ли этот вариант успехом и есть ли на него спрос?
— Смотрите, в Армении, на сегодняшний день, нет сегмента «лакшери», как бы это не пытались изобразить. Люди, которые пытаются повесить вот этот VIP-отдых на уши туристам – изначально врут. Это я говорю как человек, который об’ездил много стран- не весь мир, конечно, но сравнить мне уж точно есть с чем. Нам просто надо понять, что есть у нас и чего нет в другом месте. У нас есть огромное количество привлекательных для туристов мест – от Гарни и Дилижана до Татева и Арцаха. Но главное, что там живут люди, которые, в отличие от других, вечно жалующихся на правительство и власть, своими руками берут и что-то строят. Так вот с ними мы и работаем. Я сама объездила все эти регионы и из 40 таких частных гостевых домов мы отобрали для себя 13- с ними и сотрудничаем. И своим клиентам мы всегда говорим, что в отелях живем только в Ереване, выезжая за пределы столицы мы останавливаемся в таких вот уютных обустроенных домах. И поверьте мне, туристы всегда остаются очень довольны таким отдыхом.DSC_1154-02
— Возвращаясь к теме о запуске проекта «Back to Armenia», — уже была проведена первая встреча, а сейчас уже намечена вторая — хотелось бы задать два уточняющих вопроса : для кого все-таки этот формат встречи задуман, для местных армян или для репатриантов и каков её основной посыл?
— Для всех, кто живет в Армении, в частности – в Ереване. Вот вы мне задавали вопрос о том, не отговаривают ли меня переезжать в Армению – этот проект делается для таких, как они. И тут, надо сказать, огромную информационную поддержку нам оказывает фонд «Repat Armenia», котоорый, в свою очередь, помогает репатриантам из многих стран обустроиться у себя на родине…Знаете, когда я говорю своим друзьям в Москве, причем не только армянам, что в Армении есть люди, которые переехали сюда на ПМЖ и основали тут свой бизнес, то мне никто не верит, причем сомнения, в большинстве своем, исходят именно от наших соотечественников. Мы кричим о том, как много людей каждый год покидают Армению. Согласна-это факт, отрицать который было бы глупо. Другое дело, что я против того, чтобы вечно трубить только об этом. Почему мы с тем же рвением не заявляем о том, что каждый год в Армению возвращаются 1500-2000 человек из разных стран мира? А я вот хочу показать, что есть люди, которые вернулись и у которых здесь что-то получилось.15044857_10154629599852456_199448977_o
Недавно мы были в гостях у  компании «Nairian» – они занимаются производством косметики, так вот что они нам рассказали: у них нет спонсоров и каких-то крупных вложений в них никто не делает, у этих ребят сейчас нет возможности закупать дорогостоящую аппаратуру для производства, поэтому, они придумали свой выход — покупают баки, а их инженеры сами собирают установки, пригодные для дистилляции воды и других процессов. Да, у нас нет нефти, и запасами газа мы не особо богаты, но наш самый большой ресурс – это наш интеллект. Технику, на которую, скажем, в Италии, тратятся миллионы, у нас просто собирают сами. Разве это не вдохновляет? Так вот «Back to Armenia» дает возможность не только узнать о таких людях, но и, так сказать, потрогать и “пощупать” их бизнес. Мы говорим людям, что вы тоже можете стать успешными бизнесменами и для этого необязательно уезжать из Армении.
— Есть ли те, кто уже решился на столь ответственный шаг-переезд обратно на родину?
— Есть те, кто об этом начал серьезно задумываться. Вы не представляете, как мне нравится, когда в моем окружении появляются люди, которые начинают прикидывать, — а может и мне попробовать начать свое дело тут. Я понимаю, что это всего лишь мысли, но ведь все с этого и начинается.15053183_10154629599857456_1407023572_o

Реклама

КПП “Верхний Ларс”: выжить любой ценой

«»

Лето. Одни подались на заморское побережье, другие — на курорты Грузии, третьи — на Севан… А для особо рисковых – это поездка на автомобилях в черноморские города России: Сочи, Геленджик, Анапа… Рисковых, потому что людей, решившихся отправиться в дорогу через КПП «Верхний Ларс», смело можно назвать героями. Но обо всём по порядку.

DSC_1154-02.jpeg

Подъезжая к Дилижану, Армения

Если вы выехали из Армении, то пограничные пункты на границе РА и Грузии точно пройдете без утомительного ожидания. За вычетом временами довольно хамского отношения грузинских погранслужб к гражданам Армении, все более-менее пристойно и оперативно. Неприязнь никак не влияет на скорость работы пограничников. За что им отдельное “мадлоба”.

DSC_1151-01

Грузия

Проехав грузинский КПП, мы попали в многокилометровую очередь, конца которой не было видно за версту. Screenshot_2016-07-20-13-46-51После первого часа ожидания появились пограничники, совершающие так называемые рейды – следили за тем, чтобы никто не отбился от стада… тьфу, то есть от очереди. Если кого и заносило, то его сразу «загоняли» обратно в очередь. Впрочем, уравниловка коснулась далеко не всех. Пограничники время от времени тихо договаривались о чем-то с какими-то людьми, а потом уже с включенными сиренами возвращались обратно в сторону КПП — уже «с хвостом» в виде 2-3 машин, которые вклинивались в очередь. Вспомнилась знаменитая фраза Оруэлла: «Все животные равны, но некоторые равнее”… Kогда это случилось в третий раз, позади нас сталo чересчур активно, как выяснилось – стало плохо молодой девушке. Решила подойти к одному из пограничников узнать, смогут ли оказать ей необходимую помощь. На мое возмущение тем, что нет элементарных условий и воды, он среагировал ошарашенно-оскорбленным взглядом и кивнул в сторону гор: мол, довольствуйтесь дарами природы. И действительно, на третий час ожидания группа молодых ребят нашла под каким-то камнем родник и позвала всех наполнить бутылки. Но я все же хотела узнать, что делать с пожилыми людьми и девушкой… В ответ он спокойно предложил вызвать «скорую помощь». «Хотя она иногда опаздывает, так что лучше всё же дождаться своей очереди в общей колонне”, — добавил он. Разумеется, после такого цинизма лопнуло бы любое, даже самое железобетонное терпение. На требования предоставить хотя бы какие-нибудь условия для ожидания, пограничник предложил снять всё это на видео и отправить Путину: «Может, он что-то сделает?»DSC_1155-03.jpeg

Время шло, а очередь практически стояла на месте. На одном из столбов увидела видеокамеру. Непонятно… Зачем здесь устанавливать видеонаблюдение?

Но оказалось, всё просто: за ним был трафарет, на котором жирная надпись гласила: «Не мусорить! Штраф 5000 руб. Ведется видеонаблюдение”. А потом еще раз: “Не мусорить! Штраф!” И это на территории, где на протяжении нескольких километров нет ни одного мусорного бака. Ни одного! И нет ничего хотя бы отдаленно напоминающего туалет…

Проехали столб. Время очередного рейда. Звук сирены. “Дефиле” пограничников «с хвостом». Не выдержала. Вышла прямо на дорогу спросить, сколько стоят его услуги перевозчика. Гражданин начальник окинул меня внимательным взглядом (видимо, прикидывал, можно ли меня отнести к категории «luxury») и вдруг снова принял оскорбленный вид, ответив, что я вообще не по адресу и чтоб отстала от него с глупыми требованиями. Да и вообще: «Вы, армяне, вечно чем-то недовольны!» После этих слов он хотел было уйти, но дорогу ему перекрыл теперь уже не «недовольный армянин», а взбешенный русский дальнобойщик, который, как показалось, был готов порвать пограничника вдоль и поперек. Из разговора стало ясно, что водитель встречал рассвет на этом участке дороги уже не первые сутки и что еда у него уже давно была на исходе. На все жалобы и крики водителя представитель КПП только и ответил: «Ты знал, куда едешь и какие тут условия. Не в первый раз тут». И уехал.

Сложилось впечатление, что очереди нет лишь для машин с российскими номерами, точнее, указывающие на 15 регион — он же Владикавказ. Иными словами, вперед пропускали исключительно своих. Спокойно выезжая на встречную полосу, они давили на газ и, покрывая нас густым слоем пыли, мчались прямиком к границе. Зато когда из «строя» пыталась высунуть нос машина с армянскими номерными знаками, ее тут же возвращали обратно в очередь. Это в лучшем случае, в худшем – авто оказывалось в самом конце. Впереди нас стоял «мерседес» с армянскими номерами, водитель которого после очередного заезда российской машины не выдержал. Сдали нервы. Он рванул с места, успел проехать всего пару машин, как его остановил пограничник: «Почему нарушаем? Я сколько должен повторять, что правила нарушать запрещено!» Видимо, у водителя были проблемы с русским и представитель КПП это сразу понял. Духу заметно прибавилось: «Ты что думаешь, ты у себя в Армении, что хочешь, то и делай! Я тебя сейчас мусор собирать заставлю! Давай, отгоняй машину в самый конец очереди!»

DSC_1154-03

На нейтральной территории между Грузией и Россией. Хоть и работа на КПП оставляла желать лучшего, но красота природы была просто неописуема

Чтобы было понятно, что это означает, поясню: всё происходило на девятый час ожидания, продвигались мы с “нарушителем”, что называется, ноздря в ноздрю. Абсолютно никто не вышел и не заступился за парня. Подхожу к пограничнику и пока еще культурно интересуюсь: «Скажите, а где написано, что вы имеете право разговаривать в таком тоне с людьми, решившими отдохнуть в вашей стране?» Молодой человек, видимо, посчитал мой умеренный тон проявлением слабости, и голосом, полным язвительности и неприязни, заявил: «Уважаемая… (пауза)… вот из-за таких, как он, вы потом и жалуетесь, что на КПП долго стоите. Вы сначала…» И тут, как говорится, Остапа понесло: 10 часов ожидания под 30-градусной жарой без элементарных условий свое дело сделали. «То есть, по-вашему, дело не в бесконечном количестве машин 15-го региона, которые просто по-хамски проезжают, наплевав на всех нас, и дело не в вашем медленном обслуживании, а в этом парне, который уже полдня тут стоит с малолетним ребенком и пытается просто выбраться?»

DSC_1171-02.jpeg

Там же

После долгой ругани и ссор парня в конец очереди всё-таки не вернули, но и вперед тоже не пропустили. Осадок остался пренеприятнейший. То ли оттого, что все 11 часов ожидания чувствовали на себе скотское отношение. То ли оттого, что, когда на парня накинулся пограничник, из наших за него так никто и не вступился. Скорее последнее. Видимо, собственный комфорт нам дороже. Ну и опять же: это ведь работник КПП, зачем лишний раз портить с ним отношения, может, получится так, что надо будет обратиться к нему за помощью.

DSC_1265-01.jpeg

Вокзал г.Сочи, Россия

В Россию мы въехали на 12-й час ожидания. Со стороны России встретили знакомых, которые сетовали на то, что стоят в очереди вот уже вторые сутки, а еще даже наполовину не продвинулись… Уже при въезде во Владикавказ стояла карета «скорой помощи» — помогали женщине 40-45 лет, которой, как мы узнали потом, стало плохо от жары – поднялось давление. Тогда у меня в голове пронеслось, что здесь, в этих адских условиях, и умереть можно. А на днях стало известно, что на участке КПП «Верхний Ларс» от обширного инфаркта скончался мужчина, гражданин НКР…

DSC_1281-02.jpeg

Вокзал г.Сочи, Россия

Ереван — Верхний Ларс — Сочи

Мариам САМВЕЛЯН «Новое Время», nv.am


О Гюмри: Лето заканчивается, и город опять будто умирает…

М. Мкртчян,О. Шираз,  С. Светличная, Г. Гуджиев, Ю. Варданян… Это все неполный список людей, прославивший свой родной город Гюмри как культурную столицу. Огромное количество   армянских  научных деятелей, артистов, спортсменов, музыкантов и юмористов родом именно оттуда.

В общем, решили и мы с друзьями съездить и посмотреть, что это за город. Еще не увидев сам город, мы уже были в восторге от окрестности Гюмри, поражающей своими красочными и живописными ландшафтами. IMG-20160619-WA0067-01.jpeg

По дороге в сам Гюмри решили заехать посмотреть монастырь X в. -Мармашен. DSC_1086-01.jpeg

Армянский монастырь, полностью выдержанный в своем стиле.DSC_1080-01.jpeg

В самом Гюмри, например, зашли в церковь, которая хоть снаружи и выглядела как армянская, но внутри ничем армянским не отличалась. Армянские церкви отличаются тем, что они сами по себе говорящие, т.е. все вырезано на самом камне — в стене. Не использовалась у армян живопись при оформлении церквей, как это делалось, к примеру, в тех же православных церквях. Именно на такую наткнулись в городе. (видать, сказалось влияние Российской империи)DSC_1115-01.jpeg

Интересно, что упоминания о жителях этой местности встречаются еще в, ни много ни мало,  VIв.  до н.э. у старины Ксенофонта (да-да, того самого, известного своим трудом «Анабасис»). Именно в «Анабасисе» он пишет о Гюмниасе — «большом, богатом и многолюдном» городе. У кого хоть немного развито ассоциативное чутье, сразу уловит связь между «Гюмниасом» и современным «Гюмри» (хотя город и раньше имел такое название-Гюмри). А для тех, у кого такого чутья нет скажу, что исследователи (к примеру, академик Манандян) уже пришли к мнению, что это транскрипция древнего названия города — Гюмри.

DSC_1119-01

Сам город, за всю свою историю, успел сменить несколько названий. Если начинать с Александрополя, то название сменялось 3-4 раза. «Александрополем», кстати, он был назван в честь жены Николая I, Александры Федоровны. Казалось бы, где Гюмри, а где Российская империя, но именно тогда город вошел в ее состав. Уже потом город получил название Ленинакан, в 1991г. он назывался Кумайри, а с получением Арменией независимости восстановил свое историческое название — Гюмри. DSC_1129-01.jpegНесмотря на столь богатую «именную карту», жителей Гюмри в разговоре чаще называют «ленинаканци» (от Ленинакан).DSC_1122-01

Сам по себе город просто необычайно красив: есть целые улицы и кварталы, построенные еще в XIXв. Они считаются кварталами-заповедниками. Есть в них еще тот некий дух старины — когда проходишь мимо этих невысоких 2-3 этажных зданий, в голове прокручиваются кадры из фильмов или старых фотографий, где изображены жители старого Гюмри, представители настоящей интеллигенции и кареты с конными экипажами, вместо современных автомобилей.

DSC_1120-01.jpeg

Несмотря на ту красоту и атмосферу старины(в хорошем смысле этого слова), которые царят в городе, есть там еще кое-что, ощущаемое практически сразу же — это некая боль и отсутствие жизни. В городе есть абсолютно всё: от самых необходимых магазинов до комфортабельных фешенебельных гостиниц. Но нет той живости, которой хотелось бы видеть в столь большом(для Армении) городе.DSC_1130-01.jpeg

Решила спросить у кого-нибудь из местных жителей, всегда ли тут так… На мой вопрос ответила 22-летняя студентка местного колледжа по имени Джема: «Практически все время в Гюмри именно так — нет особой жизни. Только в летние месяцы, в июле и в августе, город оживает: сюда приезжают те армяне, которые когда-то оставили свои дома и то, что от них осталось после землетрясения 1988года. Тогда к нам в город приезжает огромное количество армянских и зарубежных артистов. Лето заканчивается, и город опять будто умирает…» (в этом плане Гюмри похож на Сочи, живущий от лета к лету).DSC_1104-01

Надо сказать, что восстановительные работы после землетрясения затрудняли несколько факторов: например, распад СССР или же экономическая блокада, в которой оказалась Армения по причине войны с Азербайджаном. DSC_1123-01.jpeg

Сейчас в городе идут ремонтные работы, восстанавливаются дороги, архитектурные памятники, Гюмри готовится к приезду Папы Римского , но, тем не менее, еще огромное количество людей, которые до сих пор живут с надеждой опять обрести свой дом…DSC_1128-01.jpeg

Справедливости ради стоит отметить, что в последнее время вопрос о предоставлении жилья пострадавшим от землетрясения семьям стал обсуждаться гораздо чаще. Не только обсуждаться, стали предпринимать конкретные шаги: так, например, в феврале 2016 всемирно известный армянский джазмен — Тигран Амасян, который, кстати говоря, тоже родом из Гюмри(см.первый абзац), принял участие в благотворительном концерте, направленном на сбор средств для покупки квартир бездомным гюмрийским семьям, живущим в крайне тяжелых условиях.

Сегодня Гюмри — современный город со своими недостатками и преимуществами. Жители Гюмри, кстати говоря, известны своим выдающимся и неповторимым чувством юмора, традиционализмом и любовью к черному цвету) Общаясь с местными жителями понимаешь, что это всё правда и нисколечко не преувеличено, а у города, как у страны в целом, еще будут свои Фрунзики Мкртчяны, Юрики Варданяны и Ширазы… Пожалуй, можно надеяться, что когда-нибудь Гюмри вновь станет Гюмниасом — городом, достойным пера уже современного Ксенофонта…

 


О «Девушках песчаного замка» как об уничтоженных историях

На днях в Ереване, в Российско-Армянском (Славянском) университете состоялась презентация книги «Девушки песчаного замка» известного американского писателя армянского происхождения Криса Бохджаляна. Роман уже успел завоевать огромную популярность не только в США, но и по всему миру. Эта работа автора посвящена тее Геноцида армян и переведена на десятки языков: русский, армянский, французский, итальянский и др.

Крис Бохджалян считается одним из самых популярных и читаемых авторов в Соединенных Штатах Америки. «Девушки песчаного замка» — это, прежде всего, история семьи, история живых людей и, в конце концов, это история любви. Большой любви. Это очень личная книга, прочитав которую понимаешь, что времени, как такового не существует, если речь идет о человеческих историях, пройдет хоть сто лет, двести или больше. Такая история будет волнительна в любое время.bilde

Роман «Девушки песчаного замка» в 2012г. был признан лучшей книгой года по версии «The Washington Post». Кроме того, произведения Криса Бохджаляна признаются бестселлерами такими изданиями, как «New York Times», «USA Today»,  но на этом популярность книги не остановилась, на сегодняшний день роман издается в 20 странах мира. Так, например, о ней высказался российский журналист и телеведущий Дмитрий Дибров: «Меня ничуть не удивило то, что книга стала бестселлером во многих странах. Эта история не оставляет ни малейшего шанса на… равнодушие».

В ходе презентации книги автор рассказал, что события 1915года непосредственно коснулись и его семьи тоже. Левон и Айкуи,  его дедушка и бабушки, были в числе тех, кому все-таки удалось спастись и убежать из рук турецких убийц, в отличие от его прадедушки, отца Айкуи, который был застрелен во время Геноцида. «Прежде всего я писал этот роман для тех людей, которые практически ничего не слышали и не знают о трагедии 1915года. Большинства из вас эта тема коснулась, это наша история, потому мы о ней знаем, а для многих американцев, например, это неизведанный исторический период»,- отметил Крис Бохджалян.

Как сам автор признался, он пытался писать о Геноциде и  до «Девушек песчаного замка» : «В начале 90-х годов я пытался написать роман о событиях 1915года. Написал392 страницы, но потом, когда я все прочел, то понял, что это просто нельзя допускать к изданию.» Одно из произведений, которые сильно повлияли на Криса Бохджаляна- это «40 дней Муса Дага» : «Когда я прочел его, да и не только его, я тогда задумался и, честно говоря, немного разозлился. Мне было непонятно, почему кто-то другой должен «писать историю» моего народа вместо меня? Это действительно заставило меня задуматься и, скорее, стало хорошим толчком.» book

Основная проблема, как рассказал нам автор, возникла при работе с архивами: «Мы-те, кто живем в Америке, немного разленились. Вы, например, живете тут, и знаете по два языка, как минимум. У вас есть стремление к изучению языков. И это ваш козырь.  А что знаем мы? Кроме английского-ничего. Когда я работал с архивными источниками я столкнулся с огромной проблемой-я не мог прочесть то, что написано, потому был вынужден обратиться к своим друзьям, чтоб они помогли мне переводить, например, с армянского на английский.»

Несмотря на то, что у Криса Бохджаляна около 18 успешных романов, самой главной книгой для себя он все-таки выделяет «Девушек песчаного замка», отмечая, что «Когда мы говорим о Геноциде армян, мы много говорим о цифрах. Но речь идет не только об уничтоженных жизнях, речь идет об их историях.»

Крис Бохджалян стал гостем Международного фестиваля «Литературный ковчег», который стартовал 22 сентября. Кроме Криса Бохджаляна фестиваль должны посетить более 40 писателей из США, Канады, Германии и др. Закрытие фестиваля будет 29 сентября.


Дорога домой

Ни для кого не секрет, что проблема эмиграции населения для Армении существует еще с давних пор. К сожалению, многие факторы способствуют бесконечному потоку людей, которые стремятся покинуть свою родину в поисках лучшей жизни на чужбине.
Но среди армян из других стран есть и те, которые хотели бы переехать на постоянное место жительства на свою историческую Родину. А некоторым это уже удалось.
На сегодняшний день в Армении живёт немалое количество репатриантов, которые переехали жить на Родину и уже успешно обустроились здесь. «Как только у меня появилась идея переезда в Армению мои друзья и знакомые начали активно меня отговаривать от этого и сомневаться в том, что намерения у меня серьезные, — рассказывает Мегриг Джабахчурян, — репатриантка из Сирии, — а потом, когда я всё-таки переехала окончательно на Родину, мне постоянно говорили, чтоб я даже не пыталась пытаться найти работу, т.к. это просто невозможно.
Безымянный
Но, к счастью, это оказалось не так: сегодня я живу и работаю в Армении. И могу заверить, что большинство отрицательных слухов о ситуации в стране – это всё выдумки и оправдания».
Немногие знают, что в Армении уже практически на протяжении двух лет действует фонд «RepatArmenia», исполнительным директором которого является репатриант из России Вартан Марашлян: «Создали мы наш фонд сравнительно недавно. И за полтора года существования к нам обратилось немало людей с различными просьбами: начиная от помощи в трудоустройстве, заканчивая вопросами перевозки вещей из разных стран в Армению. Сегодня в диаспоре бытует далеко не самая лестная картина нашей страны, которая сформировалась исключительно на субъективных выводах отдельных людей», — поделился Вартан Марашлян.
По мнению исполнительного директора, одна из важных проблем заключается в том, что многие наши соотечественники, живущие в диаспоре, даже не слышали о существовании Центра Креативных Технологий «ТУМО», о Российско-Армянском (Славянском) университете, об Американском университете, а ведь это именно те центры и учебные заведения, где учатся и работают такие же репатрианты из России, Украины, США, Великобритании, Ирака, Индии, Египта, Финляндии и многих других стран.
mar2

Vartan Marashlyan

«Я приехал в Армению по волонтерской программе «Birthright Armenia», которая устроила меня на 3-месячную практику в «ТУМО», а уже потом, по истечению срока, мне предложили остаться и работать там. Я, конечно же, согласился и сегодня совершенно не жалею о своем решении, т.к. здесь я добился таких высот за довольно маленький промежуток времени, которых бы я не добился еще очень долгое время, оставаясь жить в Лондоне», — поделился Найджел Шарп, репатриант из Великобритании.
10298672_656131824467574_5918361932903765837_n
В Америке в течение последних десятилетий довольно яркой и популярной стала программа Teach for America, история которой началась в 1990г. Цель программы – уравнять образовательные возможности детей из разных слоев общества. Сегодня, благодаря усилиям Ларисы Райан «Teach for America» зарождается и в Армении. Проработав два года учителем в штате Аризона, Лариса решила применить полученные навыки у себя на родине, основав в Ереване программу «Teach for Armenia». За пару лет пребывания в Армении, репатриантке из Америки удалось развить идею проекта, а также столкнуться лицом к лицу с проблемой нехватки квалифицированных кадров, несмотря на то, что создан огромный устрашающий миф о безработице. 1743748_1719026641655071_8929985786130659381_n
Безусловно, среди тех людей, которые приезжали с мыслью остаться жить у себя на Родине, есть и те, у которых что-то не получилось и они вернулись обратно. Но мы не можем не отдать должное тем людям, которые оставили в разных уголках мира карьеру, обеспеченную и беззаботную жизнь, променяв всё это на возможность жить у себя на Родине, общаться со своими соотечественниками и работать во благо своей страны.
И пусть каждый из тех людей, которые решили навсегда покинуть свою страну, на минуту задумается, а что он сделал для того, чтобы принести хотя бы небольшую пользу своей стране. Ведь, как известно, критика хороша лишь тогда, когда её дополняет самокритика.

Жаркие.Зимние.Твои.

«Уважаемые пассажиры, начинается посадка на рейс Ереван-Сочи…» «Наконец-то!..»- промелькнуло у меня в голове: «…наконец-то сессия сдана, все зачёты получены и можно со спокойной совестью улетать домой.»

Всего за 55 минут оказываешься в совсем другом городе, с другой атмосферой, суматохой, в городе-хозяине 22-ых зимних олимпийских игр,- об этом уже напоминают огромные олимпийские кольца во дворе аэропорта.

Многочисленные плакаты об олимпиаде и спорте, последние ремонтные работы и добродушные волонтёры- всё то, что можно увидеть сразу по прилету в Сочи.

Было ли у Вас чувство, вроде бы Вы приехали домой, где родились и выросли, но он изменился до неузнаваемости: улицы, дороги, озеленение, вокзалы- абсолютно всё. Думаю, да, ведь для этого достаточно всего лишь уехать на несколько лет в другое место, а потом вернуться. Но вот в чём парадокс- Сочи так изменился всего за пару лет: все эти парки, новые транспортные узлы, огромные спортивные комплексы, один из лучших в мире медиа-центров, целый олимпийский городок для спортсменов и гостей курорта. Тысячи жителей города, нескончаемое количество любителей зимних видов спорта из разных городов и стран, более 20 000 волонтёров, готовых помочь в организации и проведении олимпийских игр. Кроме того, выдалась отличная возможность познакомиться с представителями других народов и культур: можно услышать речь не только на привычным русском, армянском и на языках представителей народов Кавказа, но и на английском, французском, итальянском, китайском, японском и др. Отличная возможность попрактиковаться, если занимаетесь изучением иностранных языков.

Кстати, об иностранцах! Произошел недавно один случай в Сочи с участием армянского таксиста и эстонского бизнесмена, который забыл в машине у водителя свои кредитки, документы и кошелёк с довольно внушительной суммой денег. Однако таксист оказался честным человеком и как только он обнаружил у себя в машине оставленный кошелек с суммой денег явно превышающей оплату за проезд, он нашел по документам этого самого эстонца и вернул ему абсолютно всё! Вот такие в Сочи работают армянские таксисты!

И не только таксисты, многочисленные волонтёры с разных городов России, работающие по всему городу с прилегающими к нему районами. Также около 13 000 журналистов, круглосуточно работающих на спортивных объектах и в олимпийском парке.

ИзображениеКстати, сейчас из Сочи в Олимпийский парк, Олимп. деревню и на красную поляну можно добраться на высокоскоростных электричках абсолютно бесплатно. А чтобы попасть на любимую игру или просто прогулять в олимп. парке необходимо кроме билета (который обеспечит вход именно ну ту или иную территорию) иметь паспорт болельщика, запрос на который можно отправить в интернете, а потом получить в центре обслуживания в течение 5-7 минут.

В общем, в Сочи в эти дни по-особенному жарко. Хотя здесь всегда тепло, но сейчас тут именно жарко: от атмосферы спорта, объединения многочисленных людей в одно целое, от чувства, что за эти несколько дней ты становишься не только очевидцем такого грандиозного события как олимп. игры, это  нечто большее,- ты становишься маленькой частичкой этого исторического события! Это олимпиада каждого из нас, кто сейчас здесь- в Сочи, каждого, кто следит за быстрым ходом событий, за каждой новой медалью своей страны. Это действительно олимпийские игры «Жаркие. Зимние. Твои.»

P.S. Отдельное внимание следует уделить ребятам, переодевшимся в зверей-символов(талисманов) олимпийских игр: это Леопард, Белый Мишка и Зайка, которые гуляют по улицам города, на вокзалах и других общественных местах и любезно соглашаются фотографироваться с жителями и гостями города. А ведь нас немало…


Ишхан Гаспарян: «Я себя считал эстетом танца и лучшим руководителем…»

«Hovik Studio» — самая большая академия армянского народного танца в России, которая совсем недавно открыла своё отделение в Ереване. Основатель и художественный руководитель Ишхан Гаспарян ответит, с какими трудностями ему пришлось столкнуться и каких высот от достиг.

 

— Ишхан Оганесович, у каждого творческого человека есть точка отсчёта реализации его    таланта. А когда Вы открыли в себе танцевальные способности?

— Наверное, все мы, когда были маленькие, слушаясь своих родителей, ходили в те кружки и на те занятия, куда они нас отводили. Лично у меня было именно такое детство. Мой отец в своё время за меня решил, что я должен заниматься танцами, мне тогда было всего 6 лет. Разумеется, сначала я не хотел заниматься, меня заставляли. Но у моего папы была довольно твердая рука и однажды он мне просто сказал: «Ты должен танцевать. До тех пор, пока я сам не передумаю.» после чего, конечно, я понял, что слезами  уже ничего не смогу изменить и мне придется танцевать. А любовь к танцу появилась, когда мне сказали, что я очень талантливый и из меня что-то обязательно получится, то есть когда я почувствовал внимание в свою сторону.

— Как так получилось, что выпускник Ереванского Государственного Университета по специальности «Международные  отношения» решил открыть собственную академию танца?Изображение

— Мне было 15-16 лет, когда я уже сам осознавал, что без ума от танцев. И в это время я уже оканчивал школу и стоял вопрос о получении высшего образования. Несмотря на то, что мой отец всегда старался привить во мне любовь к танцу, т.к. сам в своё время танцевал, он всегда говорил о том, что нужно также выбрать какую-то другую специальность. Я как-то был более склонен к иностранным языкам, к дипломатии. И я поступил в ЕГУ на факультет международных отношений, но занятия танцами не бросил. И получилось так, что когда я закончил университет, проработал по своей специальности очень недолго. Я устроился работать в Министерство Иностранных дел, и вот когда я попал в этот мир офисной работы, где нескончаемое количество документов, протоколов и переводов — мне стало скучно. Да, я любил изучать страны, людей разных культур, отношения между людьми, но я хотел делать то же самое, но не в офисе, а на сцене. И в один прекрасный день, после получения первой зарплаты я пришел домой и заявил, что больше не пойду на работу.

Конечно, для семьи это был шок, особенно для отца. Признаюсь, мой отец неплохо постарался, чтоб устроить меня на работу в министерство, и вы представляете шок моего отца, когда я прихожу домой после месячной работы и заявляю, что больше туда не вернусь. Потом я отслужил, а уже вернувшись понял, что хочу создать что-то своё, что-то стоящее в мире танца, и эту идею поддержал папа.

Через некоторое время я оказался в Москве, танцевал в большом шоу, а потом так получилось, что я сам стал его руководителем. Все танцоры были русские, но в нашем репертуаре, кстати, были также армянские танцы. Мы много гастролировали по странам СНГ, нас узнавали о нас знали, но мой отец всегда говорил мне, что это не то, о чем мы мечтали. Но мне нравилось. Мне нравилось моё шоу, наша деятельность и узнаваемость… После того как я потерял отца, ко всему стал относиться по-другому и просто понял, что должен реализовать нашу с отцом мечту – создать именно армянский танцевальный центр в Москве, я просто решил, что он будет назван в честь моего отца.

Я не считал себя хорошим и профессиональным танцором, чтоб самому танцевать в своём коллективе, никогда не думал, что являюсь отличным педагогом, который бы смог донести до детей нужные знания и навыки, но себя я считал профессионалом в одной самой главной области — я себя считал эстетом танца и лучшим руководителем. Уже потом рядом со мной оказались мои друзья из Армении и мы вместе создавали будущее «Hovik Studio».

— Ишхан Оганесович, несмотря на то, что Вы создавали армянский коллектив,в репертуаре ансамбля имеются также танцы народов мира: греческие, индийские, грузинские и др. Эта идея была с самого начала или же это некий ответ на спрос?

— Да, эта идея была практически с самого начала, но задумывали мы отвести ей чуть меньше времени, т.к. хотели основной наш акцент сделать все-таки на армянские народные танцы. Прямой, конечно вопрос. Отвечу честно — да, есть спрос на танцы других народов и сегодня у нас есть возможность обучать им. И это очень хорошо, ведь посредством танца, мы еще и стараемся немного познакомить и с культурой данного народа. Это и хорошо и красиво.

— А сами ребята-танцоры как воспринимают эти танцы? Что им нравится танцевать больше: свои армянские или же танцы других народов?

— Совершенно по-разному к этому относятся здесь – в Ереване и в Москве. Например в Москве для меня было приятным удивлением, что наш армянский танец со стороны московских армян всегда принимался просто на ура, что и было нашей основной целью. Ну, это очевидно, ведь они вдали от своей Родины, очень скучают по дому и практически не воспринимают остальные танцы так близко к сердцу.Изображение

В Ереване же всё немного иначе. Я, к примеру, очень болезненно отношусь к тому, когда говорят, что не любят армянские танцы и им это не надо. Очень надеюсь, что хоть ненамного, но мы сможем изменить это. Я всегда и везде говорил и буду говорить, что армянский танец очень насыщенный и богатый элементами, которых нет почти нигде. Он настолько насыщен, что если изучить его как следует, то можно танцевать практически любой танец. Я считаю, что в первую очередь нужно хорошо знать свои танцы, свою культуру, а уже потом изучать и знакомиться с другими.

— 28 июля состоялся Ваш концерт в здании оперы и балета. Как Вас встретил местный зритель?

— Да, у нас был сольный большой концерт в Ереване и если сказать, что нас встретили хорошо – это значит ничего не сказать. Был полный зал, аншлаг и это был первый знак, что есть оценка нашей деятельности. Естественно была критика, и я никогда не был и не буду против здоровой критики.Изображение

— «Hovik Studio» является самым большим ансамблем по количеству танцоров. И тем не менее, Вы решаете расширить свою географию и становитесь первым ансамблем из России, который решает открыть своё отделение и в Ереване. Как и почему?

— Да, на данный момент у нас занимаются около 600 ребят, пока мы действительно первые, кто открыл своё отделение тут, но я буду только рад, если кто-нибудь из коллег последует моему примеру. Идея была почти с первых дней открытия коллектива. Ереванское отделение должны было стать вторым — после московского, а стало девятым. Были на то причины, конечно. Одно могу сказать точно, настоящий Ереван, сегодняшний, очень отличается от Еревана 10 лет назад. Сегодня у города больше свободы- во всем, больше выбора и перспектив. Хоть и не получилось сделать местное отделение вторым, я всё равно рад, что у меня на Родине есть частичка моего дела.

— Ишхан Оганесович, на данный момент многих желающих записаться на танцы смущает один из самых главных аспектов – это возраст. Считается, что если человеку больше 20, например, то уже поздно идти заниматься. Ваше мнение по этому поводу.

— Сразу скажу, что это не так. Уже и в нашей истории есть несколько имен, которые у нас появились в возрасте 30, 28 и 37 лет. Они до сих пор у нас танцуют.  Бывает, что такие люди обычно приходят в любительские группы, где программа, кстати не отличается от профессиональной. Просто у них любительский взгляд, т.е. они хотят научиться танцам, чтобы где-то на каком-то событии хорошо станцевать, себя показать-и это нормально. Но есть отдельные люди, которые приходят и говорят, что хотели бы профессионально заниматься, но им уже далеко не 10-15 лет. И я могу сказать, что когда у человека есть цель, желание чего-то добиться, он обязательно этого добивается, несмотря на возраст.

— Вы в самом начале упомянули, что детей, в младшем возрасте приводят на занятия их родители. Как Вы думаете, что заставляет их остаться?

— Очень важное значение имеет атмосфера, и не только во время занятий, но и до и после. Лично у нас во всем должна быть дисциплина, к которой в процессе привыкают и сами дети. Нужно просто делать так, чтобы каждый ребенок почувствовал индивидуальный подход, даже в 3-4 года он должен почувствовать себя личностью, что он для кого-то что-то значит.

— Можете вспомнить самый яркий, запоминающийся Вам случай, связанный с работой, концертами и творческой жизнью ансамбля?

— Самое яркое и запомнившееся событие для меня – это первое выступление от имени «Hovik Studio», когда мы были представлены как академия танца. Я никогда не забуду это ощущение. Я сидел в качестве зрителя, наблюдающего за своей новорожденной академией. Первый раз прозвучало наше название. Для меня это было как рождение. Естественно, при объявлении у меня сразу слёзы на глазах и словами, я думаю, это не передать.

— Подытоживая нашу беседу, Ишхан Оганесович, каким Вы видите будущее «Hovik Studio» лет через десять?

— Я хочу чтоб в будущем академия национального танца «Hovik Studio» была не только танцевальным, но и духовным центром, где каждый человек сможет найти в какой-то степени успокоение или утешение, найти то, чего не может найти в обыденной жизни. Я просто мечтаю о том дне, когда каждый человек осознает значение танца. Мы нашей командной работой постараемся изменить что-то в мышлении общества, чтоб люди отдавали свое предпочтение искусству и доброте.